Ovcharov & Partners
Ovcharov & Partners

Создание программного продукта для онлайн-казино — преступление?

Киберполиция пытается доказать, что разработчики программного обеспечения являются соучастниками организаторов игорного бизнеса. Почему это не так и как защититься программистам
Полиция vs айтишники

Недавно киберполиция традиционно с показательной демонстрацией силового компонента провела обыск в ИТ-компании. Агентству Zlodei Advertising инкриминируют предоставление услуг по созданию и поддержанию онлайн-казино.

Обыски проводились не только в этом агентстве, но и в ряде других компаний, находящихся в Киеве и Харькове и были направлены на расследование деятельности пока неизвестного широкой публике онлайн-казино.

В ходе обыска уже традиционно были изъяты компьютерная техника и мобильные телефоны.

Все это происходит на фоне активного обсуждения законопроекта № 2740, больше известного как «Маски-шоу — Стоп! v. 3.0.». Он направлен на борьбу с давлением правоохранительных органов на бизнес, в частности на ИТ-компании.

Возвращаясь к конкретному случаю с агентством Zlodei Advertising, закономерными будут вопросы:

— есть ли в создании онлайн-казино состав преступления?

— как все же защитить ИТ-бизнес от произвольного вмешательства правоохранительных органов?

Мы решили исследовать ситуацию в сфере игорного бизнеса, чтобы любой рядовой гражданин смог самостоятельно сформировать свое отношение как к этому виду деятельности, так и к работе программистов, работающих в этой сфере.

Немного законодательства(вопрос же серьезный)

Закон Украины «О запрете игорного бизнеса в Украине» содержит определения терминов «игорный бизнес» и «азартная игра».

Так, игорный бизнес — это деятельность, связанная с организацией, проведением и предоставлением возможности доступа к азартным играм в казино, на игровых автоматах, компьютерных симуляторах, в букмекерских конторах, в интерактивных заведениях, в электронном(виртуальном) казино независимо от места расположения сервера.

Азартная игра — любая игра, обязательным условием участия в которой является уплата игроком денег, в том числе через систему электронных платежей, что позволяет участнику как получить выигрыш(приз) в любом виде, так и не получить его в зависимости от случайности.

В Украине запрещается игорный бизнес и участие в азартных играх.

Пожалуй, этих трех абзацев закона достаточно для понимания того, что запрещено.

В Уголовном кодексе Украины есть статья 203−2, предусматривающая уголовную ответственность для тех, кто занимается игорным бизнесом.

Так, занятие игорным бизнесом наказывается штрафом от десяти тысяч до сорока тысяч необлагаемых минимумов доходов граждан. Те же действия, если они были совершены лицом, ранее судимым за занятие игорным бизнесом, наказываются штрафом от сорока тысяч до пятидесяти тысяч необлагаемых минимумов доходов граждан.

Для участников азартных игр предусмотрели административную ответственность по ст. 181 Кодекса Украины об административных правонарушениях.

То есть мы имеем запрещенное в Украине деяние, за которое наступает уголовная ответственность для организаторов и административная ответственность для участников, пользующихся услугами этих организаторов игорного бизнеса.

Разработчик — не организатор игры

По замыслу законодателя, нести уголовную ответственность должны организаторы азартных игр, которые осуществляют деятельность с целью создания условий для проведения азартных игр и выдачи выигрышей(призов) их участникам.

Но как правоохранители и суды понимают определение организатора? Судя по приговорам за 2019, которыми организаторы азартных игр были приговорены к лишению свободы(забегая вперед отметим, что их много), организаторами являются лица, которые, например, арендуют нежилые помещения, обустраивают игровые залы для предоставления игрокам доступа к азартным играм на компьютерах, подбирают персонал для функционирования игорного заведения.
Вывод напрашивается сам собой — если ИТ-работники не являются лицами, осуществляющими определенные действия, а именно организационный контроль за деятельностью учреждения и не принимают участие в распределении прибылей от незаконной деятельности, такие лица не могут считаться организаторами запрещенного вида деятельности и не являются субъектами преступления.

Обязательным признаком преступления, связанного с азартным бизнесом, является цель —получение прибыли.
Нарушение процедуры временного доступа к вещам и документам
Прибыль программистов — не от азартных игр

Обязательным признаком преступления, связанного с азартным бизнесом, является цель — получение прибыли.

Наш случай отличается тем, что ИТ-специалисты, во-первых, разрабатывают программное обеспечение для онлайн-казино, что само по себе не является запрещенным видом деятельности, или таким, что нуждается в получении специального разрешения от государственных органов.

Во-вторых, оплату за разработку программного обеспечения для онлайн-казино ИТ-специалисты получают именно за создание интеллектуального продукта — компьютерной программы.

Поэтому специалисты в сфере ИТ получают прибыль не от деятельности запрещенного игорного бизнеса, а за разработку компьютерных программ, что не запрещено законодательством.

Аргументы защиты

Во-первых, ИТ-работники не являются лицами, осуществляющими организационный контроль за деятельностью учреждения и не принимают участие в распределении прибылей от незаконной деятельности игорного заведения.

Во-вторых, специалисты в сфере ИТ получают прибыль не от деятельности запрещенного игорного бизнеса, а за разработку компьютерных программ, что не запрещено законодательством.

Тогда как обезопасить ИТ-компании от риска быть соорганизатором игорного бизнеса в связи с разработкой программного обеспечения, которое по мнению органов предварительного расследования может использоваться организаторами онлайн-казино?

Мы разработали следующие рекомендации для программистов:

1) иметь официально оформленные договорные отношения с заказчиком программного обеспечения.

2) договор должен содержать четкое техническое задание на разработку программного обеспечения.

3) резидентство заказчика должно быть той страны, которая не запрещает игорный бизнес.

4) в договоре должно быть предупреждение об ответственности за использование программного обеспечения в пределах Украины и других юрисдикций, запрещающие данный вид деятельности.

5) договор должен предусматривать конкретный момент перехода права собственности на имущественные права на компьютерную программу.

И главное, в договоре на разработку компьютерной программы не привязывать вознаграждение IT-компании к доходу организатора от деятельности игорного заведения. То же касается и других договоров, например, лицензионных.

Это не гарантия того, что обыски обойдут стороной ИТ-компании, но это не позволит следователям квалифицировать их действия, как соучастников преступления.

Материал подготовлен в соавторстве с адвокатом АО «Овчаров и Партнеры» Алексеем Гнатенко